Загружаю…
З приводу інтерв’ю Олександра Мороза телеканалу «112» від 18.05.2018 р.
Прокуратура відкрила кримінальну справу проти учасників рейдерського захоплення СПУ
Порівняння варіантів управління багатоквартирним будинком
Як захистити свої інтереси при здачі земельного паю в оренду
«Одна на всех, мы за ценой не постоим»…
Приклад високого професіоналізму й справжнього патріотизму
Полтавський землезнавчий старт В. Вернадського
Посівний календар на 2018 рік
Календар фаз Місяця на 2018 рік
Ранкові звички, що призводять до набору ваги

Статей: 5232
Коментарів: 1516
Людей на сайті:2

Почему немцы и русские по-разному относятся к событиям 1917 года

Автор: Никита ЖОЛКВЕР

Дата: 2017-11-04

Берлинский Центр восточноевропейских и международных исследований сравнил восприятие русской революции в двух странах. Историки рассказали о противоречивом к ней отношении.

В Немецком историческом музее проходит выставка, приуроченная к столетию русской революции

В Германии и в России по-разному смотрят на события столетней давности и по-разному относятся к русской революции 1917 года. Попытку провести сравнительный анализ предпринял берлинский Центр восточноевропейских и международных исследований (ZOiS).

Вечером в четверг, 2 ноября, в рамках новой серии ежемесячных мероприятий ZOiS Forum здесь состоялась публичная дискуссия, участники которой постарались взглянуть на события 1917 года с высоты сегодняшнего дня.

Выставка в немецком музее

Немецкий историк Кристиане Янеке (Kristiane Janeke) - одна из организаторов и кураторов выставки "1917. Революция. Россия и Европа" в Немецком историческом музее. Она считает совершенно логичным, что о русской революции рассказывает и немецкий музей.

Янеке убеждена, что эта революция была ключевым событием ХХ века, поскольку привела к образованию Советского Союза - будущей сверхдержавы, что стало одной из главных причин поляризации мира. Но и внутреннее развитие многих европейских - и не только европейских - стран пошло бы иначе, считает она, не будь революции 1917 года.

Впрочем, непосредственно событиям февраля и октября 1917 года на выставке в берлинском музее отведено не очень много места. "Мы исходим из того, что одной - той самой - русской революции не было, - пояснила Янеке, - и даже не двух, а было несколько противоречивых революционных процессов, которые выставка отслеживает до второй половины 1920-х годов, когда началась коллективизация и индустриализация, что стало началом нового этапа".

Революция и судьбы людей

Экспозиция рассказывает о последствиях февральской и октябрьской революций, о реакции на них в различных европейских странах, об образовании СССР, о расколе европейского рабочего движения, о вызванных революцией колоссальных потоках миграции - из советской России, но и в обратном направлении.

 

Скульптура Александра Косолапова "Вождь, герой и бог" на выставке в берлинском музее

Выставка рассказывает, например, о трагической судьбе немецкого художника Генриха Фогелера (Heinrich Vogeler), восхищенного революцией, окончательно эмигрировавшего в СССР в 1931 году, высланного в 1941-м в Казахстан и погибшего там.

Еще пример - эмигрировавший в советскую Россию швейцарский социал-демократ Фриц Платтен, организовавший переезд Ленина из Швейцарии в Петроград. "Платтен, - указала Янеке, - также стал одной из бесчисленных жертв Большого террора".

"Хаос преемственности"

Многие экспонаты для своей выставки Кристиане Янеке позаимствовала в российских музеях. Проблем с этим у нее не возникло. В том числе, потому, заметила она, что "мы о столетии русской революции начали думать намного раньше, чем наши российские коллеги". И это симптоматично.

"Официальные представители российской власти вообще никак не могут решить, как относиться к революции 1917 года", - отметил, выступая в ZOiS, стипендиат берлинского Свободного университета, российский историк Андрей Завадский. Проблема, по его словам, состоит в том, что сегодняшний режим рассматривает себя одновременно наследником и СССР, появившегося в результате революции, и российской империи, ликвидированной большевиками. Такое раздвоение собственного восприятия историк называет "хаосом преемственности". И это не только отношение к революции 1917 года.

"Российская власть хочет, с одной стороны, быть победителем во Второй мировой войне в составе западной антигитлеровской коалиции, - пояснил Завадский в интервью DW, - а с другой, - противовесом Западу. С одной стороны - претензия на современное секулярное государство, с другой - хранитель великой православной традиции, которая якобы не была прервана революцией". Именно поэтому власть не очень хочет говорить о революции, она, по словам историка, не знает, как говорить о революции, как себя позиционировать.

Революция и самосохранение режима

Но есть и еще одна причина сдержанного и амбивалентного отношения Кремля к событиям столетней давности - интерес самосохранения режима.

"Совсем игнорировать юбилей 17-го года невозможно, - говорит Завадский. - Но мероприятия, которые проводятся, не настолько масштабны и объемны, чтобы можно было осмыслить те события". Причину историк видит в том, что российские власти не хотят говорить о революции в принципе, чтобы не актуализировать в сознании людей сам феномен революции, как инструмента смены режима.

Выставки на революционную тему в трех московских музеях, по его словам, свидетельствуют о том, что главный нарратив, через который рассказывается история 1917 года, сводится к тому, чтобы не был свергнут режим. "О юбилее революции говорят так, чтобы показать, что любая революция, любой переворот, - сказал Завадский, - приведет к смене режима и, соответственно, к большому кровопролитию".

Русская революция в тени китайской?

Немецкий историк Ян Берендс (Jan Behrends) также считает, что официальные лица в России попытались проигнорировать юбилей революции, поскольку он не очень подходит под государственную концепцию Путина. "Кремль, - заявил он, - делает ставку, скорее, на стабильность, законность и преемственность, революция - не тот нарратив".

В Германии же, по оценке историка, к русской революции относятся примерно так, как и к великой французской, то есть, как к событию мирового значения, и анализируют его последствия для европейских стран. При этом сам Берендс начинает сомневаться в том, что русская революция 1917 года была главным событием ХХ века.

Глядя из XXI века, сказал он, отвечая на вопрос Deutsche Welle, можно поспорить о том, была ли именно русская революция важнейшим событием. А, может быть, им была китайская в 1949 году? "Если посмотреть, какую роль теперь играет в мире Китай, оценить его значение, - указывает Берендс, - то вполне возможно, что китайская революция была все-таки важнее, чем русская в 1917 году".

Никита ЖОЛКВЕР, Deutsche Welle

Переглядів: 221   Коментарів: 0   

Додати коментар:

Введіть суму чисел

Loading
Не дамо знищити нашу партію!
Вірус проектів чи злий умисел?
А ми вам вірили…
Політвиконком СПУ дав оцінку діям ''ліквідаторів''
Наш курс – збереження і відродження СПУ
Чи підтримуєте ви створення єдиної Помісної Автокефальної православної церкви в Україні?
Чи вірите ви в те, що винних у розстрілах на Евромайдані покарають?
Прес-конференція "Соціалістична партія України: нове керівництво, програма та плани щодо місцевих виборів"

Календар свят і подій. Листівки, вітання та побажання

При використанні матеріалів сайту посилання на
прес-службу СПУ та www.spu.pl.ua обов'язкове